02.07.2020

Что будет с энергетикой после пандемии

Что будет с энергетикой после пандемии

Как COVID-19 перераспределяет инвестиционные потоки в энергетические системы

Мировой энергетический совет (МИРЭС) опубликовал результаты второго глобального опроса (более 220 экспертов из 61 страны) о долгосрочных последствиях влияния коронавирусной инфекции на сектор энергетики. «Мировой энергосектор переживает беспрецедентные события, пандемия оказывает фундаментальное влияние на темпы и направления развития отрасли. Ковидный кризис обнажил ранее существовавшие в ней проблемы, которые привели к наибольшему за всю историю снижению спроса на энергоносители и резкому снижению цен на нефть и газ, и запустил процесс трансформации, — говорится в исследовании. — Среди наиболее значительных изменений, которые могут произойти в результате кризиса, станут резкое сокращение расходов и перераспределение капитала в пользу цифровых решений и экологической устойчивости».

Формирование новых трендов в ТЭК также прогнозирует международное рейтинговое агентство Moody’s: COVID-19 может стать причиной ускоренного перехода к «зеленой» энергетике. «В это время существенно снизилась деятельность в секторах, работающих на углеводородном сырье. Изменилось также поведение потребителей. Направленные на восстановление экономики меры, которые предпринимают правительства по всему миру, также способствуют ускорению перехода к «зеленой» энергетике», — говорится в отчете Moody’s. Эксперты отмечают, что компании будут менять направленность, чтобы обеспечить потребности населения, изменившиеся за время пандемии. Они ожидают увеличения спроса на возобновляемые источники энергии (ВИЭ). При этом будет увеличиваться выработка природного газа, а спрос на угольную энергетику будет снижаться.

Какие изменения ждут энергетическую отрасль?

Тройной  удар по ТЭК

— Несмотря на то, что кризис еще не закончился, мы уже можем сделать некоторые выводы. Мировая экономика столкнулась с беспрецедентным шоком — непредсказуемым поведением рынков, изменением образа жизни. При падении показателей мировой экономики на 5% энергетика также испытала на себе последствия кризиса. В апреле мы наблюдали снижение спроса на продукты нефтяной отрасли на 28 — 30%. Однако даже в такой ситуации энергетика осталась устойчивой. Услуги по предоставлению электроэнергии, качественных нефтепродуктов, угля — все это продолжало работать в непрерывном режиме, — говорил на конференции «COVID-19: ускорить переход к энергетике будущего для всех» глава Минэнерго РФ Александр Новак.

Министр также сообщил, что в будущем структура энергетической отрасли изменится, и прежние прогнозы будут скорректированы. Если, например, ранее планировалось, что к 2040 году доля углеводородной энергетики сократится с 85% до 75%, теперь очевидно, что этот показатель будет ниже. По мнению Александра Новака, активное развитие современных технологий —  ИT, цифровые системы и облачные технологии — отразится на развитии энергетики.

Насколько устойчива отрасль к подобным кризисам, проанализировала Московская школа управления Сколково в исследовании «Коронакризис: влияние COVID-19 на ТЭК в мире и в России». По мнению авторов, глобальный кризис, вызванный распространением COVID-19, — это не обычный циклический спад, а шок, способный привести к серьезному изменению организации мировой экономики, общественного устройства и энергетических рынков:

— Он, видимо, станет самой глубокой экономической рецессией со времен Великой депрессии 1930-х годов. Для отраслей ТЭК коронакризис наносит тройной удар: 1) непосредственное воздействие коронавируса на работников предприятий ТЭК и устойчивость работы предприятий; 2) последствия ограничительных мер по борьбе с коронавирусом, ведущие с одной стороны к сбоям в цепочках поставок, с другой — к резкому спаду экономической активности и сокращению спроса на энергоресурсы; 3) спровоцированная падением спроса жесткая ценовая конкуренция и, как следствие, резкое падение цен. В свою очередь, в России отрасли ТЭК быстро ретранслируют это радикальное изменение конъюнктуры внешних рынков и падение экспортных доходов в сокращение бюджетных платежей, инвестпрограмм и заказов смежным отраслям. Это может привести к дополнительному снижению ВВП страны (помимо непосредственного влияния коронавируса и ограничительных мер для борьбы с ним) на 5 — 13% в 2020 году в зависимости от сценария.

Нефтянке сложнее всех

Эксперты Сколково оценили влияние пандемии на все сектора ТЭК. В самой тяжелой ситуации нефтяная отрасль: «Во всех сценариях цены в 2020 — 2021 годах не вернутся на докризисный уровень и будут находиться в диапазоне 16 — 30 долларов за баррель в зависимости от скорости восстановления спроса и строгости соблюдения соглашения о сокращении добычи. В краткосрочной перспективе основным фокусом нефтяных компаний во всем мире станет радикальное сокращение затрат и консервация части фонда скважин на фоне принятых обязательств по квотам и под давлением низких цен. Глобальные инвестиции в добычу в 2020 — 2021 годах снизятся на 45%, что в дальнейшем может быть чревато кризисом недоинвестированности, нехваткой нефти на рынке и очередным ценовым циклом. Для России сложившаяся на нефтяном рынке ситуация означает радикальное сокращение доходов от экспорта — как выручки компаний, так и бюджетных поступлений. Выполненные расчеты демонстрируют, что даже в самом оптимистичном сценарии доходы от экспорта нефти снизятся в два с половиной раза по сравнению с докризисным сценарием, однако вполне возможны и более негативные сценарии с падением доходов бюджета в 4 — 10 раз в 2020 году».

— Газовая отрасль пострадала от падения спроса в меньшей степени, чем нефтяная. Спрос на газ сокращается в основном в промышленности и в коммерческом секторе. В электроэнергетике его динамика в первую очередь зависит от особенностей национального регулирования и структуры мощностей. Можно говорить о 3 — 5% сокращения среднегодового мирового спроса на газ. В целом для мира это, вероятно, пройдет без таких катаклизмов, как на нефтяном рынке, однако на европейском газовом рынке сильное падение спроса во втором-третьем кварталах на фоне высокого заполнения ПХГ могут спровоцировать ситуацию, схожую с нефтяным. Основная интрига будет в том, кто сократит поставки — производители сетевого газа или СПГ, и будут ли они делать попытки договориться о скоординированном сокращении предложения для поддержания цен, по аналогии с ОПЕК+, или применять весь арсенал методов неэкономической конкуренции. В качестве кратко- и среднесрочных последствий, безусловно, существует значительный риск изменения сроков реализации текущих проектов (новые трубопроводы, заводы СПГ, газохимические производства) из-за срыва графика поставок оборудования и карантина рабочей силы. Коронакризис, вероятно, приведет к корректировке инвестиционных программ, заморозке и полной отмене части новых, в особенности капиталоемких, проектов, — прогнозируют в Сколково.

Изменения в электроэнергетике и теплоснабжении, по оценкам Сколково, не будут столь глубокими и чувствительными, как в нефтяном секторе:

— Спрос на электроэнергию в основном снижается на 10 — 30%, достигая «дна» в дни максимально жесткого карантина и постепенно восстанавливаясь по мере его ослабления. Спрос на тепловую энергию значительно более чувствителен к погоде, чем к карантину — здесь можно не ждать существенных изменений. При сокращении спроса в большинстве стран разгружается в первую очередь тепловая генерация, а выработка электроэнергии на ВИЭ (операционные затраты у которых ниже, чем у тепловых электростанций), напротив, растет на 10 — 14%. Приоритетная загрузка ВИЭ также часто связана с энергополитикой — стремлением государств увеличить долю низкоуглеродной генерации. Падение спроса ведет к снижению рыночных цен на электроэнергию — так, на европейских рынках они снизились на 25 — 50% в тех странах, где были введены жесткие карантины. В России не наблюдается существенно падения спроса и цен на электроэнергию, равно как и роста спроса на тепловую энергию. Основная угроза как операционной, так и инвестиционной деятельности энергокомпаний — не падение спроса, а риск резкого снижения выручки из-за неплатежей. Сложившаяся ситуация потребует серьезных изменений инвестиционной деятельности в электроэнергетике и теплоснабжении, чтобы избежать усугубления и без того тяжелого финансового положения потребителей и одновременно снизить нагрузку на энергокомпании, сталкивающихся с растущими неплатежами.

Сократить расходы, ускорить цифровизацию

МИРЭС сформулировал трехступенчатую модель, применяемую энергокомпаниями в ответ на кризис: реагирование — восстановление — воссоздание (Respond — Rebuild — Recreate). Данные опроса показывают, что некоторые энергетические корпорации уже перераспределяют капитал и ресурсы. Например, треть компаний планирует сократить рабочие места, а почти половина — держать офисный персонал дома. Каждая третья компания также намеревается закрыть одно или несколько подразделений. Прогнозируется сокращение капитальных расходов на 200 — 400 млрд долларов от планируемых до кризиса 2 триллионов. Четыре из десяти энергетических компаний сообщили о сокращении операционных расходов больше чем 10%. Две трети компаний заявили о намерении ускорить цифровизацию, 42% — собираются увеличить расходы на НИОКР. 60% респондентов говорят о внедрении новых бизнес-моделей, более 40% наращивают объемы ESG-инвестирования (экология, социальное развитие, корпоративное управление). Почти четверть респондентов ускорят реализацию климатических программ.

Прогнозируется сокращение капитальных расходов на 200 — 400 млрд долларов от планируемых до кризиса 2 триллионов

— Вся ситуация, связанная с COVID-19, лишний раз подтвердила безальтернативность курса на ускоренное внедрение новых технологий в самых разных секторах экономики от ритейла до электроэнергетики. Так, цифровая трансформация стала безусловным приоритетом группы Россети, поэтому российский сетевой комплекс в период пандемии показал высокую устойчивость к вызовам, — убежден генеральный директор Россетей Павел Ливинский.

Исследователи МИРЭС определили несколько сценариев развития событий. Так, около 40% игроков сектора считают, что постпандемическое будущее связано с формированием «новой нормальности», а около 25% респондентов убеждены, что через год энергетические системы вернутся к привычному формату жизни. Половина организаций сектора опасаются, что в случае второй волны COVID период неопределенности продолжится, а отрасли нужно будет готовиться к дальнейшим сбоям со стороны спроса. В этом случае важно адаптироваться к новым условиям. Респонденты видят необходимость увеличения инвестиций в новые стратегические буферы, в том числе в разнообразные комбинированные и гибкие системы хранения, а также в усилении внимания вопросам кибербезопасности.

— Вскоре мы станем свидетелями крупнейшего в истории перераспределения мирового капитала, и принятие правильных инвестиционных решений сейчас важнее, чем когда-либо прежде. Глобальное энергетическое сообщество нуждается в ориентирах, а подходящее решение может быть найдено в процессе обмена передовым опытом и изучения сценариев потенциального будущего, — заявила генеральный секретарь и исполнительный директор МИРЭС Анджела Уилкинсон.

— Высока вероятность, что под влиянием коронакризиса тренды декарбонизации, децентрализации и цифровизации усилят влияние и дадут дополнительный импульс энергетическому переходу. Кроме того, все чаще со стороны правительств и международных организаций звучат призывы к низкоуглеродному пути восстановления экономики после коронакризиса. А нестабильность нефтяного рынка усиливает конкурентные позиции ВИЭ на рынке, привлекая все большее внимание инвесторов, — подчеркивают в Сколково.

— Дальнейшее восстановление может пойти по «традиционной траектории» или по пути «ускорения энергоперехода». В первом сценарии спрос на углеводороды, подстегиваемый низкими ценами на нефть в ближайшие годы, начнет быстро восстанавливаться, и рынки неизбежно почувствуют колоссальный провал в инвестициях в кризисные годы, который приведет к новому скачку нефтяных и газовых цен. В свою очередь растущие цены на углеводороды снова подстегнут интерес к альтернативным источникам энергии и росту энергоэффективности. В сценарии «ускоренного энергоперехода» массированная господдержка будет направляться на стимулирование «зеленой» энергетики, давая преимущество отраслям, конкурирующим с нефтегазом, и увеличивая давление на спрос. А коронакризис уже продемонстрировал: выигравших среди производителей в условиях пика спроса на углеводороды не будет, — подводят итоги эксперты Сколково. —  В этих условиях российский нефтегазовый сектор должен задуматься о перспективах реструктуризации отрасли и интеграции углеводородов в «зеленую» повестку.

Еще в сюжете «Экономика в эпоху коронавируса»

Материалы по теме

В Оренбуржье запустили самую мощную в России солнечную электростанцию

В Оренбургской области запущены две солнечные электростанции

В Удмуртии запустили производство ветроэнергоустановок

Технологическая безопасность в опасности

Замещай, подорожало

Ребрендинг КЭС-Холдинга