27.08.2020

Генеральный директор Tele2 Сергей Эмдин про 5G и будущее телекома

Генеральный директор Tele2 Сергей Эмдин про 5G и будущее телекома

Как пандемия повлияла на операторов мобильной связи и почему им надо торопиться наращивать инфраструктуру 

Российские мобильные операторы получили предложение протестировать первое отечественное оборудование для сетей пятого поколения. Об этом рассказал замглавы Минкомсвязи Олег Иванов. По его мнению, если сети 5G будут развертываться на базе отечественных разработок, срок их запуска может увеличиться на год или полтора в отличие от строительства сетей связи пятого поколения на иностранном оборудовании. Еще один важным фактором является выделение частот. Приоритетным для сетей пятого поколения является диапазон 3,4-3,8 ГГц, который сейчас занят различными службами, в том числе военными. Олег Иванов сообщил, что сейчас рассматривается возможность использования в качестве основных диапазонов 2,3-2,4 ГГц, 2,5-2,7 ГГц, 4,4-4,99 ГГц. Напомним, в июле в РФ была выдана первая лицензия на оказание услуг сотовой связи поколения 5G. О перспективах 5G в России и постпандемийном развитии телекома «Э-У» рассказал генеральный директор Tele2 Сергей Эмдин.

— Сергей, на ваш взгляд, когда 5G станет массовым явлением в РФ?

— Тут есть две проблемы. Первая — решение о выделении необходимого диапазона частот (3,4-3,8 ГГц) для развития этой технологии в России пока не принято. Вторая — в странах, где технология 5G уже запущена, на неё нет устойчивого платежеспособного массового спроса. Появляются телефоны с модулем для поддержки 5G, мы даже видим их в своей сети, но пока массовому потребителю объяснить, зачем нужна эта технология и почему за нее нужно платить дополнительные деньги, сложно.

В России 5G нет, а эпидемия была

— Значит, будем отставать от мировых тенденций?

— Уже отстаем. Прошлый год был переломным в этом смысле — многие страны запустили 5G, однако каких-либо новых сервисов, которые базируются исключительно на 5G, нет. Для нас поезд еще не ушел. Но надо торопиться: со временем эта прорывная технология позволит закрывать очень многие вопросы, с которыми 4G не справляется. Плюс она дает более высокие надежность и скорость связи абонентского устройства с сервером.

— То есть пока 5G разгружает сети четвертого поколения?

— Да. Пока это либо разгрузка сетей 4G в мегаполисах, либо она используется как элемент престижа. Люди применяют новейшую технологию, потому что она есть, а не потому что она им очень нужна. К сожалению, 5G — это во многом пока еще хайп, но ситуация изменится.

— Во время пандемии появились фейковые новости, что 5G делает людей уязвимыми для COVID-19. Как вы думаете, зачем нужно раздувать эту историю?

— История радиофобии не нова. Время от времени у населения возникают определенные протесты. Есть заблуждение, что вышки сотовой связи вредят здоровью. Задача отрасли и регулирующих органов — проводить разъяснительную работу. В РФ нормативы по безопасному излучению в десять раз жестче, чем, допустим, в Евросоюзе. Нет никакой научной доказательной базы, что мобильная связь, в частности технология 5G, опасны. Несмотря на это, появилась новая волна радиофобии, которая связала никак не связанные события - появление 5G и коронавирус. Сейчас, мне кажется, эта волна утихла. В России нет вышек с установленным 5G-оборудованием, а эпидемия была. В целом, если они в перспективе появятся, то технология 5G с точки зрения радиоизлучения не имеет принципиальных отличий от 4G.

Трафик пришел и никуда не уходит…

— Как пандемия повлияла на телеком?

— Есть общее заблуждение, что, в отличие от многих других отраслей, телеком стал основным бенефициаром пандемийной истории и заработал много денег. К сожалению, это не так. Для операторов мобильной связи это было непростое время. Да, мы увидели существенный рост трафика, но он никак не повлиял на выручку. Во время пандемии люди стали более взвешенно подходить к своим интернет-тратам, расходовать наполнение пакетного тарифа до конца. В нормальной жизни этого, как правило, не происходит. Целые сегменты нашей выручки либо пропали полностью, либо существенно сократились. Например, международного роуминга не было, сократились бизнес-рассылки SMS. Многие клиенты мобильных операторов, которые раньше использовали несколько SIM-карт для разных видов деятельности, сократили их количество до 1-2. Не стоит сравнивать телеком с туриндустрией, где не стало около 90% выручки, но и говорить о росте доходов в телекоме преждевременно. Сравните телеком с популярными сервисами доставки, такими как «Яндекс.Еда», Delivery Club, которые увеличили совокупную выручку более чем в три раза.

— Но зато из-за ковидной истории произошел существенный сдвиг к цифровому образу жизни.

— Пандемия ускорила цифровую революцию. Люди распробовали новый образ жизни. Многие из них стали потребителями цифровых продуктов. Мы сейчас понимаем, что трафик, который пришел во время эпидемии, никуда не уходит. Объемы потребления по-прежнему опережают допандемийные. Отрасль должна научиться монетизировать это. Мы должны быть готовы этот новый спрос обслужить и предоставлять качественные услуги. За поддержанием хорошего качества стоят большие инвестиции. У нас, несомненно, были планы по развитию, но традиционно они шли на укрепление инфраструктуры в крупных городах, а рост трафика произошел вопреки прогнозам, например, в сельской местности. Это небольшие населенные пункты, дачные поселки и т. д. Соответственно, мы экстренно переориентировали денежные средства на строительство сетей и увеличение их мощности в этих локациях. Пандемия заставила нас мобилизоваться, как с точки зрения финансов, так и с точки зрения организационных ресурсов. И по факту мы построили больше, чем построили бы, если бы был нормальный период развития рынка. Надо двигаться еще быстрее, и то, что мы планировали делать за год, надо теперь сделать за несколько месяцев.

…  а люди исчезли и пока не возвращаются

— Какие онлайн-сервисы пользовались популярностью во время самоизоляции?

— Во-первых, сервисы видеоконференций. До пандемии далеко не все знали про Zооm. Это была нишевая история. А во время эпидемии этот сервис пользовался огромной популярностью — и для решения рабочих вопросов, и для личного общения. Количество видеоконференций существенно выросло — это направление получило новое развитие, а Zооm стал новым стандартом бизнес-общения. Во-вторых, образовательные и медицинские сервисы. Онлайн-формат уже отвоевал в этих сферах свою долю. И останется даже после коронавируса, например, сегмент медицинских онлайн-консультаций. В-третьих, развлекательные сервисы: фильмы, трансляции концертов, виртуальные путешествия, кулинарные шоу с участием известных шеф-поваров.

— Москва опустела во время эпидемии. Ваша геоаналитика это подтверждает?

— Москва стала первым российским мегаполисом, который столкнулся со всеми последствиями эпидемии. Люди фактически стали исчезать из города. Геоаналитика четко показывает, что многие жители столицы массово уехали в Московскую область и соседние регионы, в небольшие населенные пункты. С приходом лета появились новые точки миграции — Краснодарский край, Черноморское побережье. Большой вопрос, что случится в сентябре, вернутся ли люди в город в том объеме, в котором его покинули.

— Как коронакризис пережили корпоративные клиенты?

— Этот кризис показал, что нет какой-то единой модели поведения. Одни компании быстро перестроились к новым условиям и продолжали активно развиваться. Другие — прекратили деятельность. Многие секторы ушли на удаленную работу, а значит, им нужно больше интернета, SIM-карт и так далее. Нам удалось нарастить и клиентов, и выручку в сегменте В2В именно за счет того бизнеса, который перешел на дистанционный формат.

Из офлайна в онлайн

— Для каких изменений созрел рынок?

— Первая история — мы хотим, чтобы SIM-карты покупали удаленно. Нет никаких причин, чтобы люди за ними ходили в офлайн-магазины. Есть технология e-SIM, которая в ближайшие несколько лет станет базовой для всех смартфонов. Пластиковая карта с записанным на нее кодом перестанет существовать. Нас ждут удаленная идентификация и скачивание кода на расстоянии.

Вторая история — рост онлайн-обслуживания. В перспективе мы можем говорить о сокращении розницы в среднем на 10%. Еще до вирусной истории было понятно, что сотовая розница во многом избыточна. Это было некое побочное проявление острой конкурентной борьбы. Классические торговые точки будут сдвигаться в сторону формата experience shop, куда люди приходят за какими-то ощущениями, чтобы разобраться в сложных продуктах. Магазинов станет меньше, но они станут больше. И они будут напоминать демонстрационные залы по широкому кругу вопросов.

Третья — сложившаяся ситуация позволила нам существенно ускорить сроки вывода новых продуктов на рынок, если раньше запуск растягивался на несколько месяцев, то сейчас он составляет всего пару недель. А некоторые услуги в период карантина мы запускали в течение нескольких дней.

— Ростелеком и Tele2 объединят свои розничные сети. Что изменится для потребителей?

— Это больше внутренний вопрос. Розницей Ростелекома и Tele2 будет управлять одно юридическое лицо, одна команда. Оба бренда сохранятся, то есть по-прежнему будут салоны «Ростелеком» и салоны Tele2, которые будут таргетировать именно свою целевую аудиторию, иметь свою продуктовую матрицу. Несомненно, будут кросс-продажи, но это все-таки два набора разных монобрендовых магазинов под разные целевые аудитории.

— Что дальше будет с телекомом?

— В краткосрочной перспективе сектор проиграл. Мы получили дополнительную финансовую нагрузку в связи с затратами на расширение сетей под новые объёмы трафика. Но в долгосрочной перспективе телеком должен получить существенные преимущества.

Фото предоставлено Tele2

Еще в сюжете «Цифровая трансформация»

Еще в сюжете «Экономика в эпоху коронавируса»

Материалы по теме

Фундамент цифровой экономики поплыл

5G: революция откладывается

Всеобъемлющая возможность

Tele2 вышел в Свердловскую область

Tele2 вышел в Свердловскую область

Мобильный оператор Yota развернулся на Урале