18.05.2020

Пакет мер поддержки бизнеса неработоспособен

Пакет мер поддержки бизнеса неработоспособен

Бизнес расценивает набор антикризисных решений Путина от 11 мая как популистский

Российским властям все сложнее сдерживать риски роста безработицы из-за закрытия малых производств и сервисов. Первые меры помощи в виде отсрочки исполнения обязательств по некоторым фиксированным платежам и беспроцентным ссудам не дали ощутимого эффекта. 11 мая президент представил новые меры помощи бизнесу в условиях пандемии. 

Поддержка с барьерами

Отсрочку налогов в ситуации отсутствия выручки бизнес посчитал недостаточно эффективным инструментом. В ответ на претензии Владимир Путин предложил освободить компании из «списка пострадавших» от всех налогов за второй квартал, кроме НДС.

Опрошенные нами эксперты сразу обратили внимание на налоговый период освобождения.

 — Компании пострадавших отраслей не работали ни в апреле, ни в мае, — говорит главный редактор журнала «Главбух», эксперт системы «Актион Бухгалтерия» Светлана Ковалевская. — Хорошо, если в июне они начнут получать хоть какие-то официальные доходы. При этом часть компаний с «кризисными» ОКВЭД, несмотря на запреты, работала весной вчерную: предприниматели пошли на это, чтобы выдать людям зарплаты и рассчитаться за товар. Но эта выручка не попадет в официальную отчетность. Тот, кто еще не успел закрыться, покажет незначительные суммы налогов за второй квартал: нет выручки, нет и налогооблагаемого дохода. Это подтверждает уже статистика апреля, когда в бюджет поступило на 30% меньше платежей, чем в прошлом году.

 — С марта российский бизнес фактически находится в состоянии заморозки в связи с объявленным режимом нерабочих дней, — соглашается управляющий партнер юридической компании «Энсо» Алексей Головченко. — Это абсурдная ситуация: как можно освободить от выплаты налогов бизнес, фактически не получающий прибыль в период нерабочих дней? Налоги платят с прибыли. Бизнес не получал средства на свой счет. О чем может идти речь в данном случае? Да и воспользоваться этой мерой может весьма ограниченный круг субъектов предпринимательства: если опираться на постановление правительства РФ № 434, то под перечень попадает всего порядка 2 — 4% предприятий МСБ. Поэтому я считаю эту меру популистской.

Эту позицию разделяет и директор аудиторской группы «Капитал» Ирина Екимовских: «Если и отменять налоги, то надо было давать списание за первый квартал, на которые приходятся основные налоговые обязательства».

Вторая новация — вернуть самозанятым налог, заплаченный за 2019 год, — на первый взгляд, выглядит привлекательно. Но и здесь кроется масса нюансов. Во-первых, это коснется очень узкого круга предпринимателей:

 — В 2019 году режим самозанятых действовал только в четырех регионах в качестве эксперимента, — напоминает старший партнер ГК «Авуар» Алексей Овакимян.

Во-вторых, пока не понятна конкретная конструкция решения.

— Как многократно показал опыт последних полутора месяцев, предложения воплощаются далеко не так, как они доносятся из телевизора, — замечает заместитель генерального директора ООО «Инвест-аудит» по юридическим вопросам Александр Трапезников.

Скорее всего, это будет не возврат, а «перезачет» этих средств в счет будущих платежей, считает Алексей Головченко:

— Они будут перечислены на счет самозанятых для оплаты последующих налогов. Другими словами, на руки эти деньги никто не получит.

Правда, по мнению Алексея Овакимяна, это хоть какое-то решение: в отношении самозанятых других мер поддержки вообще не предусмотрено: «они даже обратиться на биржу труда не могут и получить пособие по безработице в случае закрытия».

Еще одна идея «сверху», весьма нетривиальная: с 1 июня начнет действовать необычный вид кредита под 2%, направленный на поддержку занятости населения, для компаний «пострадавших» видов деятельности. Эту ссуду теоретически можно не возвращать. После 1 декабря этого года предприятие может обратиться в банк с просьбой списать кредит, правда, если на 1 марта 2021 года собственник сохранит занятость не менее 90% от той, что была на 1 июня 2020 года, если сохранилось не менее 80% численности, списываться будет половина кредита. В случае невыполнения условия по численности заемщик не сможет претендовать на списание кредита.

У Ирины Екимовских к этой мере поддержки «миллион» вопросов: Что за договор кредитования, по которому средства можно не возвращать? Как банки будут контролировать численность? Списание кредиторской задолженности перед банком — это подарок от банка коммерческому предприятию? Если это учитывается в прибыли бизнеса, то с нее надо будет заплатить налог на прибыль 20%?

Партнер международного центра защиты прав Globallaw Генрий Папава находит в этой конструкции еще и угрозу для бизнеса в долгосрочной перспективе:

 — Если рабочие места удастся сохранить за счет этих средств, то государство кредиты спишет, в этом основная ценность предложения. В противном случае собственники компании должны изыскивать собственные возможности. А если к моменту уплаты процентов выручки нет? Банк, вполне вероятно, может начать процедуру банкротства. Закон о банкротстве обязывает директора и собственников подать заявление о банкротстве компании при наличии признаков неплатежеспособности. Если они этого не сделают, а компания в итоге будет признана судом банкротом, то таких собственников и директора можно привлечь к субсидиарной ответственности по долгам компании.

Как известно, мораторий на банкротство введен только на полгода. Поэтому, по мнению Генрия Папавы, собственники и руководители бизнеса должны сейчас очень здраво и внимательно оценивать финансовые возможности компаний, их способность продолжать деятельность в будущем.

Как показала практика реализации ранее принятой новации, направленной на сохранение занятости через механизмы кредитования (кредит под 0%), такие инструменты на практике реализуются с большим трудом. Формально банки бодро отчитываются о росте объема выдач, но в беседах с предпринимателями мы часто слышим такие истории: подали заявку, ответ от банка уже несколько недель висит в формате «мы рассматриваем».

Александр Трапезников видит объективную незаинтересованность банковского сектора в реализации такого рода кредитования:

— Банки зачастую вносят таких заемщиков в число тех, чей кредитный рейтинг понижается. Если заемщик не может справиться с обязательствами, то давать ему кредиты — себе дороже, так как это возможно потенциальный банкрот, а следовательно, большая и затратная проблема для банка.

Впрочем, даже если какая-то компания и видит для себя возможность продержаться в сложный период за счет таких кредитов, не факт, что она сможет ими воспользоваться из-за отраслевых ограничений. Государство предоставляет преференции лишь «пострадавшим». Между тем объективная логика экономических и хозяйственных цепочек показывает, что в такой ситуации не бывает больных и здоровых бизнесов.

— Если компания разрабатывала программное обеспечение для туристического бизнеса, какая, по мнению правительства, у нее теперь должна быть выручка? Или магазин, который работал в аэропорту и находился в зоне международных вылетов? — продолжает задавать вопросы Ирина Екимовских.

Что требуется бизнесу

По мнению управляющего партнера юридической компании «Генезис» Артема Денисова, системная проблема заключается в том, что государство достаточно кастрированно подходит к определению понятия «пострадавшие области»:

— Реакция бизнес-структур строится по цепочкам взаимоотношений. Так, поддерживая кафе и рестораны, но не поддерживая юристов и бухгалтеров, которые обслуживают эти кафе и рестораны, государство фактически решает вопрос существования ресторанного бизнеса в такой же степени, как если бы поддержки не было вовсе.

— На мой взгляд, непострадавших отраслей сегодня две — похоронный бизнес и продуктовый ритейл. Вот и получается, что большинство компаний не смогут воспользоваться мерами поддержки, — считает Алексей Головченко.

По мнению Ирины Екимовских право на использование преференций нужно давать не на основании ОКВЭД, а на основании реальных показателей снижения выручки для всех представителей МСП.

Но и здесь можно натолкнуться на барьеры. Чтобы получить доступ к льготам, нужно состоять в реестре МСП, а принцип его формирования сложен и непрозрачен. Подход к формированию реестра, по мнению Генрия Папавы, также требует пересмотра:

— Сейчас невозможно попасть в реестр МСП, поскольку он обновляется раз в год в августе. Это означает, что компании, чей размер выручки ужался до критериев МСП, но они не успели попасть в реестр, не могут претендовать на меры господдержки. Необходимо обновить список, не дожидаясь августа, и дать попавшим в него бизнесменам возможность воспользоваться преференциями для МСП задним числом

Разделение бизнеса, нуждающегося в стимулировании, по отраслевому признаку показало несостоятельность, уверен Алексей Головченко:

— Меры поддержки необходимо распространить на все секторы бизнеса, причем вводить эти меры следует без пресловутых ограничений из разряда отсутствия налоговых задолженностей или сохранения штата сотрудников. Из-за подобных условий и критериев большинство представителей МСП не смогут получить поддержку от государства в столь сложный для них период.

Кроме того, следует отменить уплату всех косвенных налогов, например налога на имущество, и ввести налоговые каникулы для всех отраслей бизнеса хотя бы на три квартала 2020 года. Предпринимателям нужен восстановительный период, который станет стимулом к активному развитию.

Генеральный директор ООО «Инвест-аудит» Егор Чурин полагает, что ограничения, связанные с нежеланием банковского сектора кредитовать проблемные компании, можно снять через запуск единого механизма закладных по льготным кредитам:

— Эти закладные должен обслуживать единый банк, а все коммерческие банки, обслуживающие эти кредиты за определенный процент или плату, передавали бы закладные в единое учреждение. Можно предусмотреть передачу в специальный розничный банк долгов бизнеса по льготным кредитам, чтобы коммерческие банки выполняли только функцию оператора.

Алексей Овакимян полагает, что от точечных инструментов поддержки следует переходить к моделям стимулирования деловой активности:

— Самыми полезными решениями сейчас могут быть меры поддержки спроса на услуги бизнеса государством. В первую очередь это увеличение госзакупок и инвестиций (включая госкомпании) с обязательным увеличением аванса до 50%, второе — поддержка потребительского спроса населения за счет социальных программ.

А пока чиновники раздумывают, бизнес сам ищет идеи для выживания. Пример антикризисной новации от предпринимателей приводит Артем Денисов:

— Ресурс Бизнес.ру запустил сервис обмена сотрудниками. Это бесплатная площадка, где бизнесмены со всей России могут меняться сотрудниками на время кризиса, естественно, с их согласия. Таким образом, работодатель имеет возможность не потерять лояльных сотрудников, которые действительно хотят работать, и компенсировать расходы на персонал.

Есть и другой резон применения такой практики управления кадрами. Компания формально сохраняет численность персонала, а значит, может претендовать на госсубсидии и кредиты от банков. В то же время бизнес, испытывающий временные потребности в дополнительном персонале, получает сотрудников, но не несет риски увеличения штата в неопределенной экономической ситуации.

 

Материалы по теме

Коронакризис: сохранение жизней людей vs экономический спад

Как поддерживать бизнес во время пандемии

Страховые взносы для МСП: эффект нового алгоритма расчета

Путин: нерабочие дни в мае, новый пакет мер поддержки, план поэтапной нормализации деловой жизни

Деньги за отмененные поездки разрешено возмещать ваучерами

Пенсионная реформа: что скажет Путин