22.04.2020

Рынок готов к снижению ключевой ставки ЦБ

Рынок готов к снижению ключевой ставки ЦБ

У аналитиков почти нет сомнений в исходе решения совета директоров ЦБ 24 апреля по ключевой ставке. Прогнозы расходятся лишь в уровне шага вниз — 25 или 50 базисных пунктов. Помешать может только нефтяная конъюнктура

В минувшую пятницу Банк России впервые за время пандемии дал четкий сигнал о снижении ставки на предстоящем заседании совета директоров 24 апреля. До этого председатель ЦБ Эльвира Набиуллина во время пресс-конференции говорила лишь о возможностях использования пространства для снижения ставки до конца года. На этот раз формулировка «думаю, мы сможем предметно рассмотреть вопрос о снижении ставки уже на ближайшем заседании совета директоров» не оставляет у аналитиков сомнений в намерении регулятора. Как показал опрос Reuters от 20 апреля, 25 из 30 респондентов ждут снижения ставки Банком России сразу на 50 пунктов с нынешнего уровня в 6%.

Аргументы «за» снижение

Один из главных аргументов ЦБ, который в последнее время принимался во внимание при рассмотрении значения ключевой ставки, — инфляция и инфляционные ожидания.

По мнению ведущего аналитика компании «8848 Invest» Виктора Першикова, эта позиция у регулятора беспокойства не вызывает:  

 — Инфляционные ожидания после всплеска потребительского спроса и падения курса рубля в марте возвращаются на целевые недельные значения, на текущем уровне в 2,9% инфляция ниже целевого уровня в 4%.

— Инфляционные риски сейчас менее важны, так как целевой показатель по инфляции на данный момент «выполнен с запасом», — полагает и старший преподаватель кафедры банковского дела Университета «Синергия» Дмитрий Ферапонтов.

Вызовы, стоящие перед экономикой, по его словам, гораздо серьезнее, и Банк России, скорее всего, сменит вектор ориентира с целевого значения инфляции и сохранения ценовой стабильности курса рубля на поддержание экономики.

Угроза девальвации также не имеет больших шансов на реализацию, считает главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова:

 — Ситуация на валютном рынке стала более комфортной. Глава ЦБ упомянула, что доля нерезидентов на рынке ОФЗ остается около 31%, то есть очень незначительно снизилась по сравнению с началом года (тогда она составляла 32%), при этом с начала апреля нерезиденты возобновили покупку ОФЗ. В сочетании с информацией, что развитые страны готовятся постепенно смягчать карантинные меры (что позволяет надеяться на стабилизацию мировых финансовых и сырьевых рынков), это создает комфортные ожидания по динамике курса рубля, который и так торгуется на более чем приемлемых уровнях 73 — 74 рубля за доллар.

На превалирование дезинфляционных факторов над инфляционными указывает и аналитик Банка Хоум Кредит Станислав Дужинский:

 — На российском потребительском рынке традиционно значительная доля товаров приходится на импорт. И обвал рубля приводит к росту цен, так как компании-импортеры вынуждены повышать закупочные цены для поддержания маржинальности бизнеса. Это означает рост инфляции. Но сейчас мартовский валютный шок преодолен. Заключено новое соглашение между странами-производителями нефти о сокращении поставок на мировой рынок, это позволит выровнять предложение и спрос на нефть и в свою очередь окажет положительное влияние на динамику курса рубля. Кроме того, отмечается резкое сжатие платежеспособного потребительского спроса из-за ограничений, связанных с эпидемией коронавируса.

В пользу снижения ставки и медленный процесс реструктуризации кредитов, говорит Наталия Орлова: «Кредитные каникулы считаются одним из основных ответов правительства России на текущий кризис. Неделю назад ЦБ сообщил о том, что банки удовлетворили всего примерно 14% запросов по реструктуризации розничных кредитов; на этой неделе глава ЦБ сообщила о росте процента удовлетворенных заявок до 44%. Но реструктуризация все равно идет медленно. Это говорит о том, что банковский сектор не может быстро предоставить значительную поддержку реальному сектору во время карантина и, следовательно, чтобы смягчить удар по экономике, ЦБ в какой-то степени вынужден компенсировать медленную процедуру реструктуризации понижением ставки».

Главный аналитик ПСБ  Денис Попов приводит еще несколько аргументов в пользу смягчения денежно-кредитной политики:

 — Во-первых, кризис, вызванный пандемией, требует проведения комплексной компенсирующей антикризисной политики государства, и снижение ключевой ставки — одна из важных мер. Во-вторых, с учетом кризиса в среднесрочной перспективе отчетливо преобладают дезинфляционные риски. Естественной реакцией на эту слабость должно стать смягчение денежно-кредитной политики. Так как эффект от мер политики обладает определенным временным лагом, снижать ставку необходимо уже сейчас.

Наконец, российский регулятор не может не принимать во внимание мировую практику, считает председатель правления банка «Фридом Финанс» Геннадий Салыч:

 — В пользу снижения ставки свидетельствует политика ЦБ ведущих развивающихся стран, в частности — снижение базовой ставки Народного Банка Китая, а также активное снижение ставок РЕПО Народного Банка Китая и Резервного Банка Индии в последние месяцы. Такие действия характерны для фазы восстановления рынков после шока, а не для начального этапа кризиса.

Шаг иди два

В оценке диапазона снижения эксперты расходятся. По мнению портфельного управляющего QBF Дениса Иконникова, ЦБ РФ был достаточно консервативен в предыдущие два года в изменении ключевой ставки: из десяти случаев изменения ставки лишь один был более чем на 25 базисных пунктов:

 — Однако с учетом заявлений главы Центробанка, а также развития ситуации в экономике, на заседании 24 апреля российский регулятор может снизить ключевую ставку сразу на 50 базисных пунктов до 5,5% годовых —  минимального уровня с 2014 года.

Виктор Першиков считает, что ставка может быть понижена на ближайшем заседании только на 0,25%:
 
— Независимо от уровня снижения, данный шаг вряд ли может оказать воздействие на экономическую ситуацию в ближайшее время, и является, скорее, долгосрочным решением, результаты которого будут заметны не раньше третьего квартала этого года. В краткосрочном плане задача ЦБ заключается в том, чтобы убедить участников рынка и население в стабильности и последовательности кредитно-денежной политики, а также в правильности принимаемых мер, поэтому снижения ставки на 0.25% будет вполне достаточно. Тем более что данный шаг в целом будет выпадать из привычной картины мер поддержки: в кризисные периоды ЦБ предпочитает повышать ставку, а не понижать ее.
Наталия Орлова полагает, что ЦБ понизит ставку на 50 б.п. до 5,5%.

В дальнейшем, судя по всему, аналитики ждут шагов в направлении как минимум неужесточения политики в 2020 году. Виктор Першиков прогнозирует еще два понижения в этом году, на ближайшем заседании в апреле и в июне: «Исходя из текущих макроэкономических показателей, более сильного снижения ставки до конца года пока не предвидится».

 — После выхода недельной статистики Росстата на 13 апреля мы повысили прогноз по индексу потребительских цен (ИПЦ) на апрель до 1% (м/м) и прогноз по ИПЦ РФ на середину года до 3,8% (г/г) против 3% ранее, — говорит Геннадиий Салыч. — Наш прогноз ИПЦ на конец года пока оставлен на уровне 5%, однако риски его пересмотра вверх выросли. На данный момент в рамках базового сценария после снижения ставки 24 апреля на 0,25 пункта можно ожидать сохранения индикатора на уровне 5,75% до конца года.

Денис Попов считает, что с учетом сложной макроэкономической ситуации и фактическим сохранением макрофинансовой стабильности шаг снижения ставки 24 апреля должен быть существенным, не менее 0,5 п.п., то есть до 5,5%, а до конца года, по его оценкам, ставка может понизиться до 5%.

По мнению Дениса Иконникова, регулятор может продолжить понижать ключевую ставку в течение года вплоть до 5 — 5,25% годовых.

Дмитрий Ферапонтов полагает, что 24 апреля коридора в  0,5 — 0,25% будет достаточно, чтобы дать приемлемый эффект для экономики без существенных инфляционных рисков в будущем.

По прогнозам Станислава Дужинского, будет принято решение о снижении ставки на 0,5 п.п. до 5,5% .

Единственный из опрошенных нами аналитиков, рассматривающий возможность переноса решения по снижению ставки на следующее заседание, — старший экономист аналитического управления Открытие Research Банка «Открытие» Максим Петроневич. 24 аппреля он допускает лишь минимальный шаг на 25 б.п. Аргументы его таковы:

 — Заметное ухудшение ситуации на товарных рынках вновь обостряет среднесрочные риски для стабильности валютного рынка и бюджета, которые, казалось, сокращались в течение последних недель.

Несмотря на стабилизацию курса рубля, равновесие на валютном рынке достаточно зыбко. Соглашение ОПЕК+ оказало очень краткосрочный эффект на нефтяные котировки, и под влиянием негативной макроэкономической статистики, снижения спроса и заполненности по запасам цены вновь устремились к минимумам. Сейчас нефть марки Brent уже торгуется ниже 17 долларов за баррель. Учитывая тот факт, что по мере ослабления введенных эпидеомиологических ограничений спрос на импорт может резко вырасти, а экспортная выручка с учетом дополнительно взятых ограничений по добыче опустится до многолетних минимумов, давление на рубль может значительно усилиться.

В случае низких цен на нефть значительные риски сохраняются и в вопросе сбалансированности бюджета. Цены остаются существенно ниже необходимых для сбалансированности бюджета: с учетом прогнозируемого сокращения добычи на 1,5 млн баррелей в сутки в среднем в 2020 — 2021 годах по сравнению с 2019 годом уровень цен на нефть марки Urals должны составлять около 3,3 тыс. рублей против текущих менее 1,2 тыс. рублей за баррель. Все это будет подталкивать рыночные ставки к росту.

 

 

Материалы по теме

Ключевая ставка: ждем снижения как минимум на половину

Прогноз Райффайзенбанка: 14 декабря ставка будет повышена

Интрига накаляется: пойдет ли ЦБ на снижение ставки 25 октября?

Ключевая ставка не разгонит экономику

Ключевая ставка ЦБ снизится в верность риторике

«Черные лебеди» прилетели к рублю в августе