Рейтинг «Индекс изобретательской активности российских университетов» — 2022

03.07.2022 · Образование

Патентный ландшафт на фоне экономической реальности

Под влиянием внешних и внутренних стимулов вузы настроились на создание востребованных изобретений для экономики. Это позволит им включиться в тренд поддержки технологического суверенитета страны

Аналитический центр «Эксперт» подвел итоги шестой волны исследования патентной активности российских университетов. Это часть комплексного проекта, запущенного в 2016 году с целью оценки преобразований в сфере науки и образования, начавшихся с проекта «5?100» и получивших продолжение в программе «Приоритет 2030». В рамках исследования мы ежегодно оцениваем научные и технологические компетенции вузов, а также уровень предпринимательских способностей их выпускников. Предварительные итоги мы предложили участникам проекта для обсуждения на круглом столе «Изобретательская активность российских университетов: рейтинг по итогам 2017–2021 годов».

Скачать таблицы рейтинга (xlsx)

Карта изобретательской активности российских университетов

Центры изобретательности

В ходе шестой волны мы сформировали выборку из 141 университета, в прошлогоднем исследовании было 104 участника. Анализ патентного ландшафта показал, что тенденция снижения темпов изобретательской активности, которую мы фиксировали в предыдущие волны, продолжается: с 2017 по 2021 год вузы подали 23 тыс. заявок на патенты с последующей публикацией, это меньше аналогичного показателя исследования первой волны (2012?2016) на 16%.

Связано это с несколькими факторами. Во-первых, университеты начали проводить более глубокий анализ потребностей рынка, для того чтобы их изобретения были востребованы экономикой. Во-вторых, на тренд повлияли вынужденные ограничения во время пандемии коронавируса. В 2021 году российские изобретатели вернулись на уровень двенадцатилетней давности: в стране зарегистрировано 24 тыс. патентов при 28 тыс. в 2009 году, в то время как в 2018 году показатель уже достигал планки в 36 тыс. патентов.

Определенный вклад в эту динамику вносят и институциональные факторы, в частности длительный процесс обработки заявок, в течение которого технология успевает устаревать, а также сложность коммерциализации.

При этом растет темп публикаций российских изобретений университетов. К первой волне исследования вузы получили 26,3 тыс. патентов (2012–2016 годы), в текущем исследовании мы насчитали 28 тыс. (2017–2021 годы). Растет, хоть и медленно, доля патентов анализируемых университетов в общем числе публикуемых заявок: в 2012 году она составляла 14,2%, в 2021-м — 19,5%.

Основной потенциал изобретательской активности концентрируется в вузах — участниках программы «Приоритет 2030», а также в ведущих университетах России — МГУ, СПбГУ, Сколтехе. Вершину нынешнего рейтинга формируют МГУ, МИСиС и УрФУ. Последний, кстати, поднялся на семь позиций за счет существенного роста качества изобретений, в частности увеличения количества «проданных» патентов (см. «Найти стимулы для роста»). Первую пятерку замыкают ИТМО, который постепенно продвигается к первым строчкам рейтинга, и МГТУ.

Сложный путь к партнерству

На фоне обострения геополитической напряженности с особой остротой встает вопрос поиска собственных решений, особенно в критически важных отраслях, причем в сжатые сроки. Это требует высокой степени координации между всеми участниками инновационной системы: корпорациями, университетами, научными организациями, средним и малым технологическим бизнесом. Каким образом в кооперационные цепочки могут встраиваться российские университеты? В ходе исследования мы попытались ответить на этот вопрос.

Наряду со снижением темпов патентной активности мы обнаружили рост качества изобретений. Если по итогам первой волны исследования (2012–2016) по сопоставимой выборке (69 университетов) были коммерциализованы 1,7% патентов, то в рамках пятой волны (2016–2020) этот показатель составил 6,5%, а в рамках шестой волны (2017–2021) — 6,8%.

В абсолютных цифрах прирост по пятилетнему периоду (2017–2021 годы относительно 2012–2016 годов) составил 349 лицензий и 177 «продаж». Всего же в анализируемой базе за последние пять лет мы обнаружили 792 патента, лицензируемых вузами, и 283 «проданных» патента. Лидерами по количеству лицензируемых патентов стали МИЭТ (38 патентов), стабильно входящий в топ-10 по этому показателю, МГТУ и МЭИ (по 37 лицензируемых патентов). Фаворит по числу проданных патентов — МГТУ (29 патентов), занимающий первую строчку по данному показателю на протяжении последних трех лет, на втором месте — НГУ (20 патентов).

Положительную динамику мы видим и в скорости коммерциализации: сегодня в первый год действия патента коммерциализуется 34% изобретений, тогда как на момент исследования прошлого года эта доля составляла 31%, а в 2020 году всего 16%. Основной объем трансфера технологий происходит в течение двух первых лет действия патента — более 80%. Зарождающаяся тенденция говорит о росте заинтересованности компаний в технологиях, созданных российскими вузами.

Кроме того, мы попытались оценить, какие отрасли в наибольшей степени заинтересованы в приобретении университетских разработок. Лидерами с существенным отрывом стали компании, которым нужны разработки в области естественных и технических наук, на их долю приходится 23% всех организаций, которым были переданы исключительные права на изобретения, затем следуют предприятия в области создания архитектурных объектов (5%), производства элементов электронной аппаратуры и автомобилей специального назначения (по 4%).

Мы также выделили сферы изобретений вузов, имеющие высокую степень кооперации с реальным сектором экономики (коммерциализация и совместные разработки). Это химия и химические процессы; приборы, в том числе измерительные механизмы и моделирующие устройства, предназначенные для обработки данных; электричество; медицина; металлургия; нанотехнологии; двигатели и насосы; сельское хозяйство; транспорт. Более трети всех патентов в сотрудничестве с предприятиями и другими научно-образовательными организациями приходится на сферу медицинских разработок. Патенты, представляющие наибольший интерес у потребителей технологий, сконцентрированы в области химии и создания приборов, доля их коммерциализации составляет 25 и 22% соответственно.


 

Что касается привлечения индустриальных партнеров и других научно-исследовательских организаций к процессу создания разработок, то мы пока не видим большой активности российских университетов: лишь 2% патентов в нашей выборке были написаны университетами в коллаборации (в целом чуть больше 500 изобретений), из них только два университета имеют по 16 патентов в коллаборации с научными организациями (КубГТУ и УрФУ), один университет имеет 13 патентов в коллаборации с компаниями (СамНИУ), 24 вуза написали по одному патенту в коллаборации научными организациями, 21 вуз — по одному патенту с компаниями. Чаще всего это связано со сложностью последующей коммерциализации изобретений при наличии более чем одного патентообладателя.

Глобальный акцент

Ранее университеты уделяли довольно много внимания продвижению разработок на международной арене, но геополитические факторы вынуждают менять подходы и в этом направлении. Анализ базы зарубежных патентных документов по российским университетам пока не позволяет сделать вывод о сместившихся географических приоритетах; очевидно, мы сможем отследить разворот только в следующей волне.

Пока динамика продвижения российских разработок на зарубежных рынках находится в позитивной зоне: по итогам первой волны исследования (2012–2016) мы обнаружили, что отношение зарубежных заявок к общему числу патентов по сопоставимой выборке университетов составляло всего 1,1%, в рамках шестой волны аналогичный показатель равен 3,8%.

Ключевым направлением патентования пока остается Евразийский экономический союз (ЕАЭС), на этой территории опубликовано 226 патентных документов в рамках шестой волны исследования, что на 15% больше, чем в выборке предыдущей волны. Популярностью у российских университетов также пользуются заявки Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС). В этом случае публикация происходит в рамках договора о международной патентной кооперации, объединяющего 156 договаривающихся государств. Такие заявки позволяют проинформировать общество о разработанной технологии и выиграть время на определение приоритетных зарубежных рынков для дальнейшего ее продвижения. За последние пять лет российскими университетами опубликовано в ВОИС 96 патентных документов.

Востребованными с точки зрения патентных заявок среди российских изобретателей являются также страны Азиатско-Тихоокеанского региона (Китай, Япония, Южная Корея, Индия, Сингапур, Вьетнам, Австралия, Канада). Доля стран АТР в зарубежных патентных документах практически в два раза превосходит число заявок и патентов, опубликованных в США и в ЕЭС: 16% против 8% и 6% соответственно. В направлениях же США и Европы лидируют Сколтех и МИСиС, эти же университеты являются фаворитами по общему числу зарубежных патентных заявок (104 и 58 соответственно).

Учитывая сложности учета процесса патентования на наиболее развитых технологических рынках (США, Европа, Япония), в прошлом году мы добавили в методику новый показатель — «Число патентов в странах ОЭСР». Несмотря на смещение фокуса международного сотрудничества в связи с геополитическими факторами, мы решили пока не менять этот раздел методики, предположив, что возможность выхода на ключевые технологические рынки не должна полностью исключаться из стратегии продвижения отечественных разработок на международной арене.

Анализ продвижения российских изобретений на рынках дружественных стран (за исключением стран ЕАЭС), показывает, что сегодня еще рано говорить о смещении фокуса в их сторону. За рассматриваемый период 24 патентных документа были опубликованы в Китае, это 4,5% от общего числа зарубежных заявок. Ключевым игроком, задавшим курс на завоевание китайского рынка, является МИСиС (ему принадлежит половина всех патентных документов). В Индии на протяжении последних пяти лет стабильно публикуется всего по одному-два документа (ключевой игрок КФУ, за ним следует МИСиС). В числе менее востребованных рынков дружественных стран — Израиль (по одному документу у БелГУ, МИСиС и МГТУ), Бразилия (два документа у МИСиС) и Вьетнам (один документ у БелГУ).

В приоритете — передовые технологии, энергетика и медицина

Чтобы отследить изменения качественных параметров изобретений российских вузов, мы еще в прошлом году скорректировали методику рейтинга, увеличив вес блока «Востребованность» с 50 до 60%. Для этого мы оцениваем число патентов, по которым университетами были оформлены лицензионные договоры или договоры отчуждения исключительного права, а также зарубежные патенты.

В семерку лидеров по блоку «Востребованность» вошли вузы, формирующие топ-7 и по рейтингу в целом: МГУ, МИСиС, УрФУ, ИТМО, МГТУ, Сколтех, КФУ. Это еще раз указывает на значимость качества патентов в оценке уровня изобретательской активности.

Еще одна методологическая новация связана с разработкой рейтингов в разрезе приоритетов научно-технологического развития (НТР). К их числу в соответствии со стратегией НТР РФ относятся переход к передовым технологиям, чистая и ресурсосберегающая энергетика, персонализированная и высокотехнологичная медицина, рациональное агро- и аквахозяйство, противодействие угрозам, развитие логистики, ответ на большие вызовы. Сегодня практически половина анализируемых патентов приходится на приоритет «создание передовых технологий». В то же время наиболее коммерциализированной отраслью, по нашем расчетам, можно назвать сектор чистой энергетики (5,5% патентов среди приоритетов имеют оформленные лицензионные договоры). Лидером же по отношению зарубежных патентных документов к общему числу патентов в рамках приоритетов выступает высокотехнологичная медицина.

В разрезе регионов мы видим тенденцию догоняющего технологического развития. Если в основном рейтинге, а также по направлениям «Передовые технологии» и «Высокотехнологичная медицина» потенциал изобретательской активности все же концентрируется в московских и петербургских научно-образовательных организациях, то по остальным приоритетам НТР число региональных университетов находится на уровне Москвы и Санкт-Петербурга.

В десятку лучших в пяти рейтингах вошел КФУ (основной рейтинг, рейтинги «Передовые технологии», «Высокотехнологичная медицина», «Экологически чистое хозяйство» и «Ответ на большие вызовы»), в четырех рейтингах — БелГУ (основной рейтинг, «Чистая энергетика», «Высокотехнологичная медицина», «Противодействие угрозам»), эти вузы занимают 6–7-е и 10–11-е места соответственно в основном рейтинге. Кроме того, в топ-10 по трем рейтингам в разрезе приоритетов в этом исследовании вошли СВФУ, ПНИПУ и Томский ГУ.

От формы к содержанию

Как показала дискуссия в ходе круглого стола, университеты в стратегиях управления результатами интеллектуальной деятельности все больше внимания уделяют качественным параметрам.

«Мы с 2019 года почти в два раза снизили количество поддерживаемых патентов, и это следствие нашей позиции. Если патент не имеет полезного потенциала и не предполагается получение экономических выгод от его дальнейшего использования, такой патент снимается с поддержания в действии», — формулирует подход проректор по науке и инновациям Национального исследовательского технологического университета МИСиС Михаил Филонов.

И этот ориентир отчасти задан трендом плотной коммуникации с реальным сектором экономики, на который вузовская наука вышла под влиянием стимулов программы «Приоритет-2030». По словам директора Центра мониторинга и рейтинговых исследований Национального исследовательского ядерного университета МИФИ Сергея Киреева, глобальные технологические лидеры особое внимание уделяют взаимодействию с университетской наукой: «Среди российских компаний можно выделить мирового лидера в области ядерной энергетики и технологий ГК “Росатом”. Так, в последние годы существенно вырос объем НИОКР, выполняемых НИЯУ МИФИ в интересах предприятий ГК “Росатом”, в рамках которых, в том числе, создается интеллектуальная собственность».

Условия для университетов, как и для всей российской экономики, за последние месяцы существенно изменились. «Мы должны это учитывать и сфокусировать свои усилия на результатах, которые нужны стране сегодня, в том числе на разработке прорывных технологий», — подчеркивает Сергей Киреев.

Быстрее других ответы на новые вызовы удается находить университетам с более узкой специализацией или фокусировкой. Это, по мнению директора Центра рейтинговых исследований Университета ИТМО Ильи Куфтырева, одна из причин уверенного движения ИТМО вверх в рейтинге: «Во-первых, в нашем университете велика ИТ-составляющая, а сектор информационных технологий — это наиболее динамичная отрасль экономики, что повышает нашу конкурентоспособность. Во-вторых, мы уже видим внутри нашего университетского сообщества положительные эффекты от участия в программе “Приоритет 2030” — это освоение новых проектных полей, работающие мотивированные команды, выходящие на исследовательские фронтиры».

Программа подталкивает университеты к интеграции с промышленными предприятиями, эта модель реализуется в рамках научно-образовательных центров (НОЦ), что также поддерживает рост изобретательской активности.

Уровень этой активности стимулирует еще и запрос со стороны региональной экономики, отмечает проректор по реализации программ стратегического развития Белгородского государственного национального исследовательского университета Андрей Пересыпкин: «У нас выстроена четкая система генерации новых объектов интеллектуальной собственности и их успешной коммерциализации. И эти планы мы увязываем с программами развития экономики региона. В частности, наш университет участвует в программе деятельности научно-образовательного центра мирового уровня “Инновационные решения в АПК”, который был сформирован в 2019 году на территории Белгородской области. Одним из показателей как раз является количество патентов, в прошлом году мы получили вместе с нашими региональными партнерами 26 патентов, и многие из них были разработаны в тесной кооперации с региональным бизнесом».

Университеты относятся к этому вектору работы серьезно и не опираются только на формальные показатели. К примеру, проректор по научной работе Московского физико-технического института Виталий Баган считает необходимым работать над реальными патентами, а не просто повышать их количество: «Мне кажется, нужно оценивать не только уже имеющиеся патенты, но и объем коммерческих НИОКР. Объемы внебюджетных средств, которые привлекают университеты, — это фактически предпатентная работа, и я рассматриваю прикладные НИОКР как одну из производных, по которым можно судить о будущей реальной внедренческой активности университета».

По словам заместителя директора Центра трансфера технологий МГУ Дмитрия Метляева, МГУ разработал свой подход в вопросах лицензирования: «Мы проанализировали наш портфель интеллектуальной собственности, который составляет более тысячи единиц, и нам стало понятно, что такой большой портфель содержать затратно, значит, издержки нужно минимизировать. Поэтому мы ввели возрастной ценз для каждого патента в той или иной отрасли в зависимости от средних сроков коммерциализации и сейчас принимаем решение о выдаче открытой лицензии, тем самым уменьшая нагрузку по патентным пошлинам на 50 процентов».

При всех правильных стимулах интеграции науки и бизнеса участники дискуссии указывают на проблемы в вопросах управления интеллектуальной собственностью. Очевидно, это одна из причин низкой заинтересованности университетов к привлечению индустриальных партнеров, которую мы обнаружили в ходе исследования. МИСиС, например, по словам Михаила Филонова, принципиально не поддерживает патенты в коллаборациях: «Мы считаем, что это патент, у которого нет возможности к коммерциализации. Заключить лицензионное соглашение на патент, которым владеют несколько субъектов, — это нереальная задача. Мы пытались несколько раз это делать, убедились, что не получается, и теперь не занимаемся патентами, которые принадлежат нескольким юридическим лицам».

Геополитическая ситуация заставляет пересматривать подходы к управлению интеллектуальными правами и на международном рынке. «Сегодня идут дискуссии не только о достижении технологического суверенитета, но и необходимости сохранения Россией своей значимой роли в международной кооперации, в том числе за счет переориентации на рынки Азии и Латинской Америки, — формулирует стратегический вектор заместитель директора департамента инноваций и перспективных исследований Министерства науки и высшего образования РФ Виктор Калинин. — Поэтому крайне важно сделать акценты на патентной защите, обеспечивающей кооперацию с производителями, входящими в БРИКС, ШОС и другие объединения дружественных нам стран».

По словам Виктора Калинина, одним из ключевых направлений деятельности является реализация Межгосударственной программы инновационного сотрудничества стран СНГ: «Мы ожидаем от российских университетов, в первую очередь от имеющих филиалы в странах СНГ, новых проектов, связанных с использованием результатов интеллектуальной деятельности, рассчитанных на участие заинтересованных университетов и индустриальных партнеров из стран СНГ».

МИСиС уже сейчас проводит тщательную ревизию патентной активности на международном рынке. «В частности, мы отказываемся от ряда патентов в США, Евросоюзе, Японии, Австралии, поскольку не видим возможности их коммерциализации. При этом наращиваем патентную активность в Евразии, Индии, Китае», — поясняет Михаил Филонов.

К такому же выводу приходит и Андрей Пересыпкин: «В прошлом году мы получили два зарубежных патента, в Израиле и во Вьетнаме, но сегодня в некоторых странах отказывают в приеме заявок, ссылаясь на текущую геополитическую ситуацию. Очевидно, нужно ориентироваться на другие рынки и выстраивать новые взаимодействия».

Илья Куфтырев, однако, предлагает сообществу опираться на другие критерии в подходах к международному сотрудничеству: «Дело не в “дружественном” или “недружественном” статусе партнеров, а в конкурентоспособности конкретных технологических решений и экономическом потенциале научно-исследовательских результатов. Важно, чтобы через два-три года мы не оказались перед новым вызовом догоняющего развития. Ставку нужно делать на конкурентоспособность технологий независимо от сиюминутного контекста».

Министерство науки и высшего образования РФ делает акцент на коммерциализацию результатов интеллектуальной деятельности университетов. «Сегодня руководством страны обозначена задача по обеспечению технологического суверенитета. И вопрос не только в коммерциализации разработок самим университетами, но и в совместном выполнении этой работы с индустриальными партнерами, заинтересованными в производстве конкурентоспособной высокотехнологичной продукции на основе внедрения отечественных разработок», — отмечает Виктор Калинин. По его мнению, один из выводов исследования АЦ «Эксперт» — сокращение числа патентов и одновременный рост числа заключенных лицензионных соглашений — можно рассматривать позитивно: «Для нас крайне важно, чтобы университеты не увлекались получением патентов на те результаты интеллектуальной деятельности, которые не имеют перспектив коммерциализации. Именно поэтому мы добиваемся повышения профессионального уровня команд университетов по управлению интеллектуальными правами и ставим задачу оперативного внедрения в производство тех разработок, которые, способствуют достижению задач технологического суверенитета страны».

Найти стимулы для роста

Изобретательскую активность университета определяют компетенции, связи с предприятиями, а также изменения процедур управления объектами интеллектуальной собственности, считает первый проректор Уральского федерального университета Сергей Кортов

Первый проректор Уральского федерального университета Сергей Кортов— Как показало исследование АЦ «Эксперт» Уральский федеральный университет сделал прорыв в части коммерциализации патентов. Этому способствовали три ключевых изменения в области управления результатами интеллектуальной деятельности (РИД). Во-первых, вырос запрос на инжиниринговые компетенции вузов в целом и УрФУ в частности. Мы это ощущаем каждый день, субъектам экономики все больше и больше требуются новые технологические разработки и концепции продуктов. Предприятия интенсивно ищут возможности, связанные с новыми разработками.

Во-вторых, это следствие государственной политики, в рамках которой университеты становятся получателями мер государственной финансовой поддержки только в кооперации с предприятиями, именно так работают научно-образовательные центры (НОЦ). Мы начали выстраивать отношения в сфере интеллектуальной собственности в рамках этой работы. Честно скажу, эти отношения очень непростые, и нередко приводят к серьезным спорам, но мы находим приемлемые решения и компромиссы. Поэтому включение университета в проектно-инновационные цепочки, которые инициированы крупными предприятиями, можно рассматривать как источник появления результатов интеллектуальной деятельности.

В-третьих, нас сильно стимулирует участие в конкурсах. В частности, Уральский федеральный университет выиграл конкурс по созданию центров трансфера технологий. При анализе мы обнаружили, что до 40% прикладных НИОКР, которые с точки зрения договорной практики оформляются в соответствии с Гражданским кодексом как договоры услуг или договоры на научно-исследовательские работы, содержат в себе целые пласты объектов интеллектуальной собственности. Они оформляются, но не идентифицируются и не продаются. Получатся, что трансфер технологий происходит, но процедура трансфера не оформляется в соответствии с принятыми в мировой практике нормами и правилами законодательства. Мы, например, выявили порядка двух десятков крупных заказов от предприятий, которые формулируются как оказание консультационных услуг, в рамках которых создаются Альфа- и Бета-версии прикладного программного обеспечения. Мы немедленно перевели их с формата передачи услуги на язык передачи объекта интеллектуальной собственности.

Кроме того, мы провели инвентаризацию имеющихся объектов интеллектуальной собственности и по каждому из них сформулировали концепцию коммерциализации. То есть мы добрались до того пласта работы, который раньше не делали или делали не очень внимательно.

Таким образом, мы пришли к выводу, что изобретательскую активность университета определяют его компетенции, связи с предприятиями, а также существенные изменения процедур управления объектами интеллектуальной собственности.

 

Максимум инициативы

Чтобы добиться большей отдачи от управления результатами интеллектуальной деятельности, университетам нужно использовать разнообразные формы создания и защиты интеллектуальной собственности, считает директор центра трансфера технологий и коммерциализации Новосибирского государственного университета Александр Квашнин

— В развитии изобретательской деятельности университетам необходимо расставить приоритеты. Прежде всего территориальные. Мы, например, уже несколько лет в качестве целевых регионов сотрудничества рассматриваем страны БРИКС, Юго-Восточную Азию, Ближний Восток, Южную Америку, Африку. И мы убедились, что на этих рынках нужно уметь работать. Например, в странах Юго-Восточной Азии сложно защитить техническое решение патентами на изобретение, поэтому мы рассматриваем другие формы обеспечения охраны результатов интеллектуальной деятельности, например, защита технических решений как торговых марок. Кроме того, планируем использовать и новые инструменты, например, blockchain, сейчас эта форма активно развивается в Китае для определения и защиты авторства, содержания разработки, даты её создания.

Второе направление — определение отраслевых приоритетов. В нашем университете, в частности, одним из ведущих научных направлений является нелинейная фотоника. Защиту вместе с нашими индустриальными партнерами мы определяем в форме программ для ЭВМ.

Очень важны также совместные с индустриальными партнёрами интеграционные инициативы. В НГУ уже несколько лет работает Научно-образовательный центр «Газпром нефть НТЦ — НГУ». В прошлом году НГУ заключил с ПАО «Газпром нефть» рамочное соглашение о взаимодействии в рамках НОЦ на десять лет. И, конечно, в этом случае возникают вопросы прав на создаваемые РИД. Результаты НИОКР в соответствии с законодательством РФ принадлежат заказчику, поэтому мы применяем один из способов определения создаваемых объектов — это передача заказчику прав на дальнейшее патентование результатов интеллектуальной деятельности, полученных в рамках договоров НИОКР.

В целом, формат НОЦ является одной из интересных форм создания коллаборации в части патентования и совместной защиты объектов интеллектуальной собственности.

Еще одна инициатива — участие в конкурсе Министерства науки и высшего образования РФ, по итогам которых появилась возможность получить гранты на развитие центров трансфера технологий университетов и научно-исследовательских институтов. НГУ стал одним из победителей такого конкурса и получил сильные стимулы по развитию как изобретательской деятельности, так и коммерческому использованию патентов, в частности, путём предоставления прав на использование патентов в рамках лицензий.

И конечно, в условиях ограниченного доступа к венчурному финансированию необходимо дальнейшее развитие инновационной инфраструктуры. В этом отношении НГУ получил интересный опыт, став победителем конкурса Минобрнауки РФ на создание и развитие Центра Национальной технологической инициативы (НТИ) по направлению «Моделирование и разработка новых функциональных материалов с заданными свойствами». Для реализации этого проекта мы создали консорциум, в который вошли шесть вузов, шесть НИИ, двенадцать высокотехнологичных предприятий. С крупнейшими из предприятий мы развиваем совместные проекты, результатом которых будут совместные патенты, будем подавать заявки на их выдачу в России и за рубежом. Таким образом центры НТИ становятся одним из крупных источников коллабораций с индустрией и патентов для университетов. 

 

Методика рейтинга изобретательской активности университетов

Оценка изобретательской активности строится на анализе деятельности университетов в области патентования разработок. Анализируемые в рамках рейтинга показатели разделены на три блока: «Исходные условия» (вес 10%), «Качество» (30%) и «Востребованность» (60%).

В 2021 году мы внесли в методику рейтинга ряд изменений. Из блока «Исходные условия» были исключены цитаты статей университета, сделанные в заявках на патенты, поэтому сейчас блок рассчитывается как число патентов, заявки на которые были поданы за последние пять лет (2017–2021). В блоке «Востребованность», вес которого был увеличен, появился новый показатель — патенты (заявки) в странах ОЭСР; был также увеличен рост веса числа лицензий и продаж патентов. Блок «Качество» сохранился и включает в себя взаимодействие с научными организациями и популярность у других изобретателей.

В разработке методики и подготовке данных по рейтингу принимал участие Учебно-научный центр интеллектуальной собственности УрФУ. Выражаем благодарность директору центра Дмитрию Шульгину и Антону Старостину.

 

Авторы: Анастасия Кандалинцева, Ирина Перечнева, Павел Кузнецов, Дмитрий Толмачев